Сегодня в городе Сыктывкар 21.01.2019

Фонд "Внимание": что мы сделали за 2018 год

Чуть больше пяти месяцев назад я основал фонд содействия сохранению и восстановлению российских городов. Мне надоело смотреть, как повсеместно уничтожаются памятники архитектуры, портятся фасады исторических зданий, старинные мозаики заменяют дешёвой облицовкой, а витражи – пластиковыми стеклопакетами.Наше наследие стремительно исчезает, и руку к этому прикладывают все – от городских властей и собственников коммерческих помещений до самих жителей. Активистов, которые пытаются противостоять этому, единицы, и зачастую у них банально нет "рупора", через который они могли бы докричаться до людей, собрать необходимые средства на реставрацию объектов. Фонд "Внимание" призван переломить эту ситуацию, и за пять месяцев мы уже успели сделать многое.Всего с июля нам удалось собрать 3 432 991 рубль. Многие делают не единоразовые пожертвования, а регулярные. За счёт таких подписок мы ежемесячно собираем 467 276 рублей. На эти деньги мы уже полностью восстановили пять объектов.А теперь пришло время познакомить вас с людьми, которые помогают мне спасать памятники архитектуры – это наш экспертный совет. В него вошли как специалисты по вопросам исторического наследия, так и молодые активисты и общественные деятели, которые понимают важность сохранения и восстановления российских городов.Зачем нужен экспертный совет? Во-первых, знания и навыки этих людей помогают нам грамотно организовывать процессы, проводить реставрационные работы максимально качественно и бережно, уделяя должное внимание мелочам. Во-вторых, мы ожидаем, что компетентный и уважаемый экспертный совет позволит нам масштабировать нашу деятельность и будет притягивать более серьёзные заявки.Итак, знакомимся!Андрей Гребенник, глава муниципального округа Щукино, инженер, эколог и профессиональный защитник культурного наследияГребенник – сильнейший несистемный политик и один из старейшин щукинского Совета депутатов. После победы независимой команды два года назад его выбрали председателем. Благодаря его усилиям удалось отстоять множество памятников, признать их объектами культурного наследия и наделить охранным статусом. Вы наверняка помните, как мэрия хотела снести знаменитый щукинский детский сад со слонами. У неё тогда ничего не вышло – это полностью заслуга Андрея Вадимовича, и таких историй успеха у него не один десяток.— За 20 с лишним лет взгляд на культурное наследие со стороны органов власти не изменился никак. По сути этот взгляд формирует позиция первого лица региона, а это всегда малокультурный прагматик. Деятельность органов охраны культурного наследия, где, как правило, работают квалифицированные люди, действительно любящие свое дело, подавлена органами стройкомплекса, имеющими противоположные задачи. Особенно ярко выражено это в Москве, где департамент культурного наследия до недавнего времени прямо находился в подчинении у вице-мэра по строительству. Но и сейчас, с переводом в подчиненность руководителю аппарата правительства, по сути ничего не изменилось.При этом Андрей Вадимович отмечает, что после победы команды независимых кандидатов на выборах в Совет депутатов Щукина возможности защиты исторического наследия в районе не только не увеличились, а, наоборот, уменьшились.— У меня появилась куча официальных обязанностей, съедающих время, которое я раньше мог потратить на выстраивание структуры защиты. Под каждый объект она индивидуальна, к сожалению. У меня, например, даже на территории района есть несколько объектов, которые надо срочно ставить на госохраны, а времени на это нет. Крайне не хватает вовлеченных людей, волонтеров, которые сделают фотофиксацию, подберут документы, организуют экспертизу. Я очень обижен на наших известных москвоведов, которые регулярно привозят к нам экскурсии, прекрасно знают о существовании таких объектов, о том, что у нас есть официальные ресурсы для организации их защиты, и не предлагают никакую помощь. В моем представлении у меня должна сидеть толпа заинтересованных людей с предложениями, что надо срочно спасать. Сейчас, кстати, мы пытаемся спасти на Масловке уникальные лифты с буковыми направляющими и распашными дверьми, коих в Москве чудом сохранилось всего несколько штук.Анастасия Ромашкевич, депутат Совета депутатов Пресненского района— У нас в районе много как выявленных объектов культурного наследия, так и зданий, которые такого статуса пока не имеют, хотя, на мой взгляд, являются ценными и заслуживают уважения и сохранения. Пример такого рода – киноцентр "Соловей", который хозяева задумали снести, чтобы построить на его месте огромный уродливый дом. Это только один из примеров, а вообще ситуация с наследием тревожная. С одной стороны, есть инвесторы и власти, которые всеми правдами и неправдами уничтожают исторический облик города. С другой, к сожалению, сами горожане, которые не всегда осознают ценность исторических деталей – люди будут протестовать против сноса старинного особняка, но в своем старинном доме легко поменяют оригинальные окна на пластиковый стеклопакет. В первом случае нужна борьба, во втором – просвещение и, возможно, законы, охраняющие ценные детали. Текущих полномочий для реального влияния мало, но всегда есть возможность общественного давления и просветительской работы. Так, недавно появилась проблема, связанная с капремонтом: многие из домов-памятников находятся в скверном состоянии, но город вместо проведения научной реставрации пытается ремонтировать их на общих основаниях, что чревато утратой аутентичности. Сейчас один из наших депутатов выступил с инициативой "О разработке программы софинансирования капитального ремонта МКД, являющихся объектами культурного наследия", на прошлом заседании его прокатили стараниями провластных депутатов, но мы постараемся принять его в ближайшее время.Алексей Крапухин, инспектор московского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культурыАлексей уже 10 лет борется против уничтожения исторических объектов в Москве и Петербурге: ансамбля Кадашевской слободы, Хитровской площади, Шуховской башни, усадьбы Алексеевых, дома Волконского, дома Нирнзее, Дома литераторов. А в свободное время он проводит экскурсии по Москве для российских и иностранных туристов.— Я всегда любил гулять по тихим улочкам старой Москвы. Однажды узнал, что любимую усадьбу Шаховских-Глебовых-Стрешневых на Большой Никитской улице собираются уничтожить ради строительства нового зала «Геликон-оперы». С пикета против сноса усадьбы и началась моя градозащитная деятельность. Летом 2010 года я стал одним из организаторов бессрочной акции в защиту Кадашевской слободы. Протест привлек много внимания, и в результате многодневного противостояния с застройщиком и ЧОПом мы одержали верх: инвестор не смог продолжить уничтожение исторических зданий.Сейчас Алексей также является председателем местного отделения партии "Яблоко" в Западном округе Москвы. В политику его привела как раз градозащитная деятельность.— Я понял, что без слома нынешней системы, когда в умах чиновников деньги берут верх над наследием, спасти старые города нам не удастся. Инвесторы уже приспособилось к методам работы градозащитников и просто не обращают на нас внимание. Спасать старые дома всё сложнее. Я много путешествую по России, люблю малые города, особенно на русском севере. Многие из них очень бедны, но в чем-то это и хорошо. Как только в городе появляются деньги, на месте исторических домов вырастают нелепые торговые центры. С другой стороны, из-за отсутствия денег на реставрацию в таких местах постепенно гибнут памятники архитектуры. Думаю, что фонд "Внимание" может сильно помочь в сохранении исторической ткани наших городов.Галина Фильченко, депутат Совета депутатов муниципального округа Тверской города Москвы, эксперт-консультант Российской муниципальной академии— У муниципального депутата практически нет официальных полномочий для решения проблем по защите наследия, но тем не менее он представляет собой серьезный ресурс для вовлечения в этот процесс жителей, а также может лично освещать эти вопросы через средства массовой информации, участие в акциях и подготовку депутатских запросов в различные органы исполнительной власти. В Совете депутатов Тверского района уже рассматривались вопросы по Зарядью, памятнику Образцовой, Калашникову, а также депутаты поддержали коллег из Пресненского района в митинге против сноса киноцентра "Соловей".Максим Косьмин, краевед, автор проекта "Старый фонд" и инстаграм-блога @maax_sf— Наверное, самый главный мой метод – культурная пропаганда: показывать людям внутренности старых домов, рассказывать о них, добавлять к этому истории жильцов. Подобное просвещение приводит к тому, что мне пишут: "У нас в квартире лепнина, хотели перекрыть её натяжным потолком, но наткнулись на блог и теперь реставрируем". Были и конкретные примеры, когда удавалось спасти, казалось бы, утраченное. Я много времени провожу на сайтах с объявлениями, и однажды наткнулся на спиленные балясины из дома на Садовой, где когда-то жил Лермонтов. Это было в самом начале моей активности в этой сфере, я написал градозащитникам с опытом, в итоге балясины спасли. Интересная история была с дверьми из дома Бака на Кирочной. Я случайно распознал на "Авито" дверь, украденную ранее из дома Бака. Сообщил об этом инициативной группе дома, но, к сожалению, продавец смог скрыться. А через некоторое время нашел точно такие же оригинальные двери из дома Бака в кафе "Рубинштейн". Они были заменены на металлические в 2000-х, и в кафе попали через третьи руки. Собственники — прекрасные люди — с удовольствием отдали дому Бака родные двери. Скоро они вернутся на место. Конечно, информационный шум – это важно. Но надо понимать, что если утраченное наследие нашлось, например, на "Авито", то шум спугнёт продавца. В таких случаях я пишу в ВООПИК и КГИОП, а они уже действуют по обстоятельствам.Александра Пашина, магистр-реставратор, основательница движения "Волонтёры-реставраторы"— Идея проекта "Волонтёры-реставраторы" появилась из понимания того, что многие проблемы сохранности памятников связаны с отсутствием профилактического ухода за ними. За небольшой период времени с нулевым бюджетом нам удалось создать структуру, которой уже сейчас мы очень гордимся. К примеру, нами была проделана большая работа по расчистке отмостки памятника Петру I "Медный всадник". Специалисты Государственного музея городской скульптуры с помощью волонтеров смогли расчистить отмостку за 3-4 часа, а не за 2-3 дня, как это было раньше. Очень радует то, что музей понимает важность и необходимость работы волонтеров и идёт нам навстречу. Мы не говорим о том, что волонтера за месяц можно обучить профессии реставратора, и не подменяем понятия, но мы хотим показать, что волонтеры при правильном обучении и совместной работе со специалистами – это огромная движущая сила, которую мы можем и должны применять в сфере сохранения культурного наследия.Андрей Кочетков, идеолог фестиваля восстановления исторической среды "Том Сойер Фест"— С запуска первого фестиваля в Самаре прошло четыре года. За это время было восстановлено 54 дома более чем в двух десятках городов России. Но главное, наверное, это не квадратные метры подготовленных под покраску исторических поверхностей, а люди и их отношение к среде. Хотя один дом, восстановленный "Том Сойер Фестом" в Калуге, был снесен, фестиваль изменил ситуацию в десятках других домов в разных городах. Где-то после работ появились маленькие бизнесы, где-то жители продолжили после "Том Сойер Феста" усовершенствовать свое жилье, где-то на базе фестиваля стали появляться мастерские, работающие с исторической фактурой. Ну и 2000 волонтеров, участвовавших в "Том Сойер Фесте" руками и головой по всей стране — это тоже важно. Нужно победить непричастность общества к проблемам нашего наследия. Это единственный путь его сохранения. Остальное прирастет само.Кроме того, Андрей является зампредом самарского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. По его словам, за последние несколько лет отношение к исторической среде поменялось не только со стороны жителей, но в том числе и со стороны власти.— Самара имеет уникальный по масштабам России сохранившийся объем исторического центра. Таких городов всего несколько в стране. Причем исторические дома в основном жилые. Это наше огромное богатство. Но состояние коммунальной инфраструктуры, о которой никто не заботился десятилетиями, очень печальное. Когда мы начинали "Том Сойер Фест" в 2015 году, власти вообще не говорили об исторической среде как об определенной ценности. А сейчас запущен процесс придания городу статуса исторического поселения, что должно в корне изменить принципы работы на его территории. Выжигать части исторических кварталов и безнаказанно втыкать в них 30-этажные свечки уже не получится. Три года назад это могло быть только нашей мечтой.Ксения Сидорина, музеевед, автор инстаграм-блога @mettlachtile— В середине июня я завела аккаунт в инстаграмe. Он был для себя, чтобы систематизировать свои фотографии метлахской плитки. Случайно вышло так, что блог стал интересен людям. Сейчас в нем почти 10 000 человек, и уже совсем не только метлахская плитка. С самого начала поступил запрос на посты про то, что делает Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). И я запустила серию, потому что в городе КГИОП принято ругать, а на самом деле во многом благодаря ему у нас осталось то, что осталось. У меня есть знакомые в комитете, и я очень дорожу тем, что могу задать им прямые вопросы и получить честные и оперативные комментарии.Мне удалось найти созвучных мне околокраеведов. Среди них есть просто потрясающие умницы и умники, которыми я восхищаюсь. Одна девушка – генеалог, но на досуге расследует истории старых открыток. Она узнает по ним все - от судьбы адресата до того, где живут его потомки. Есть у нас в компании журналист. Это с ним мы обнаружили, что из аптеки Пеля на Гороховой пропала фрамуга с травленым стеклом. Он сделал про это пост, и уже через пару дней КГИОП инициировал начало расследования. Фрамугу нашли, всё получилось. Есть молодой парень, еще студент, у которого жизненной энергии больше, чем у меня, раз в пять. С ним и журналистом мы нашли в одном из глухих дворов Васильевского острова скульптуру из особняка князя Бобринского. Талия карарского мрамора просто стояла на улице больше 60 лет. Историю быстро подхватили СМИ, и я верю, что люди после нее стали внимательнее смотреть на то, что их окружает.Ольга Смирнова, координатор градозащитного движения "Настоящая Вологда"— Моя градозащитная история началась с внезапной гибели моего мужа восемь лет назад. Я остро пережила чувство "никогда больше". Если сейчас это умрет, то никогда, ни при каких обстоятельствах, что бы потом не произошло, больше не повторится. Я коренная вологжанка и несу в себе бремя пословицы "где родился, там и пригодился". И хотя попытки защитить разрушаемое или находящееся в опасности наследия приводили меня и под ковш экскаватора, и на пикеты у администрации, и в противостояние с чиновниками, моя цель всегда лирична — сохранить уникальность города. Градозащитное движение "Настоящая Вологда" началось в 2011 году со сбора подписей в защиту деревянного зодчества города. Ответами чиновников на 5 тысяч подписей вологжан были лишь многостраничные отписки: денег нет, не в наших полномочиях, спасибо за внимание к проблеме. Зато у нас сформировалась команда единомышленников. Градозащита — это деятельность по сохранению исторического наследия. Однако, как часто нам приходилось быть не хранителями, а скорой помощью, а что еще печальней — похоронной командой, чтобы достойно проводить не спасенный дом. Любое взаимодействие с властью мы публикуем и даем ему свою оценку. Можно даже это в виде формулы представить "GR через PR". Наша поддержка – это не только вологжане. Так, длящаяся сейчас история с уничтожением зеленой набережной Заречья (власти города на федеральные деньги бетонируют зеленые берега реки Вологды) возмутила не только вологжан, но и жителей других городов. Это тренд не только нашего города. Похожая история развивается и в Калуге, и в Боровске. Это дает надежду, что мы можем развивать города, сохраняя их уникальность и историческое наследие.Татьяна Черняева, заместитель и временно исполняющая обязанности председателя Российской ассоциации реставраторов— В сферу сохранения объектов культурного наследия я пришла летом 2009 года. В тот период в Российской ассоциации реставраторов велась работа по внесению памятников Ленинградской области в реестр федерального имущества и оформлению права собственности для их включения в государственные программы по реставрации. И как юристу мне были поручены эти вопросы. Первым моим объектом стал Храм Святой Троицы в Ивангороде, потом были объекты Старо-Ладожского Свято-Успенского монастыря, памятные места Великой отечественной войны. С последними оказалось все очень не просто. Территориальное управление Минимущества по Ленобласти никак не хотело вносить эти объекты в реестр федерального имущества, хотя все правовые основания и документы для этого были. Но работы по реставрации к 65-летнему юбилею Победы все-таки были проведены, и финансирование выделено благодаря специальному положению законодательства в отношении таких объектов. Невский пятачок и Синявинские высоты – об этих местах, известных каждому Петербуржцу, идет речь.Знакомясь с историей сохранения Санкт-Петербурга, судьбами людей, которые, жертвуя собой, отстаивали памятники Петербурга, я по-новому открывала для себя этот город, проникалась какой-то преданностью, смешанной с болью. Особое впечатление на меня произвела история Анны Зеленовой – "женщины, которая спасла Павловск". В августе 1941 года в 28 лет она стала директором музея, смогла добиться, чтобы максимальное количество экспонатов было вывезено, а после войны возрождала дворец из небытия, вместе с другими молодыми девушками участвовала в разминировании дворца и парка, разработала уникальную методику восстановления Павловска. Особыми чувствами проникаешься, когда знакомишься с культурным наследием через истории и судьбы людей, прикасаешься к искусству реставрации. Осознание этого побудило нас с коллегами на создание авторского проекта "Маленький реставратор". Его задача – через знакомство с профессией реставратора и историей сохранения Санкт-Петербурга пробудить в наших детях чувство любви и сопричастности к городу, его культурному наследию, воспитать бережное отношение к нему.Вот и весь наш экспертный совет. Ну и я, одиннадцатый, тоже вхожу в него наравне со всеми. Вместе мы будем менять ситуацию с историческим наследием к лучшему.Кстати о ситуации! Давайте посмотрим, что фонду "Внимание" удалось сделать за прошлый год!1. Деревянный дом начала XX века в центре Челябинска. Всего в центре города сохранилось 20 деревянных домов рубежа XIX-XX веков, но лишь три из них признаны объектами культурного наследия. Однако остальные не менее ценны, поскольку вместе дома образуют пространство, уникальное в своём стилевом и временном единстве.Кровля дома была в ветхом состоянии: конструктивные элементы частично прогнили, металлическое покрытие было частично разрушено. Мы отреставрировали фасад, разрушенные элементы декора, лопатки, сохранившиеся оконные рамы, ставни и наличники. Особенное внимание уделили историческому декоративному номеру дома. Истончившийся металлический указатель специалисты бережно очистили и укрепили, а художник покрасил его и восстановил шрифт, основываясь на сохранившихся аналогах. Восстановили и старую электрическую подсветку номера, так что теперь эту редкую историческую деталь видно в любое время суток.2. Дом купцов Клабуковых 1861 года в Кирове. Этот дом ценен не только тем, что ему уже перевалило за 150 лет. С 1912 по 1918 год в нем находился Вятский художественный музей, в числе основателей которого были известные художники братья Виктор и Аполлинарий Васнецовы.Наш фонд собрал 96 тысяч рублей, которые пошли на ремонт кровли, восстановление водосточной системы и очистку фасада. Все работы выполнили волонтеры фестиваля "Том Сойер Фест на Вятке". Они чистили кирпич вручную, чтобы не повредить старинную кладку. Но главной проблемой стало то, что кирпич во многих местах оказался разрушен и сильно крошился, а некоторые места еще в советское время были замазаны цементом, чтобы их было не видно под слоем краски и штукатурки. В результате пришлось заменить около 300 кирпичей, которые собирали буквально по всему городу. 3. Дореволюционный традиционный купеческий дом в Бузулуке. Он имеет героическое прошлое: во время войны тут была продовольственно-вещевая база формировавшегося в городе добровольческого чехословацкого корпуса, потом долгое время дом был в ведомстве Тоцкого гарнизона.Мы восстановили фасад здания, в том числе утраченные еще в царские времена наличники. За сто лет существования дома окна рассохлись, так что при изготовлении наличников приходилось подгонять детали друг к другу индивидуально для каждого окна.4. Парадные двери дома Бутыриной начала XX века в Вологде. Прекрасный образец доходного дома "вологодского типа": богато украшенные резьбой два этажа с балконом и входной группой под ним. В декоративном убранстве дома сочетаются псевдорусские мотивы и элементы модерна.Волонтеры "Том Сойер Феста" занялись очисткой и покраской фасада, а мы взяли на себя самое сложное – восстановление дверей, которые требовали работы профессиональных реставраторов. В течение века двери несколько раз перекрашивали в разные цвета, поэтому сначала реставраторы сняли с них несколько слоев краски. Затем дверям, как и всему дому, вернули оригинальный цвет, который установила экспертиза – цвет охры. Декор в виде гроздьев винограда тоже отреставрировали, но одна из них не сохранилась – ее вручную изготовил приглашенный нами мастер по дереву.5. Здание почты конца XIX – начала ХХ века в селе Богатое. Деревянная постройка находилась в ветхом состоянии: с него осыпалась старая краска, а под открывшуюся древесину попадала влага и дул ветер. Мы покрасили фасад здания, отремонтировали завалинку. Большинство резных элементов было утрачено, воссозданием 24 недостающих кронштейнов занялся самарский резчик Сергей Пимахин.Сейчас здание пустует, но в будущем внутри планируется открыть районный краеведческий музей Богатовского района.Еще по четырем объектам сбор денег успешно завершен:1. Неоновые вывески в Сыктывкаре. Жилой дом с магазином в центре города был построен в первой половине ХХ века и является одним из самых старых зданий Сыктывкара, построенных в советское время. Магазин "Столичный" все еще функционирует, но вывески "Гастрономия" и "Бакалея" находились в ужасающем состоянии – еще чуть-чуть, и их бы демонтировали.В октябре мы сняли вывески и отправили на реставрацию, а в конце декабря их вернули на законное место. Фотографии сделаны в первый день монтажа, поэтому на них не все детали еще выровнены и не подключено электричество, но обновленный вид вывесок уже радует глаз.С помощью главного архитектора города, который помогал проекту, удалось договориться с магазином Магнит в этом здании. Вместо огромной ярко-красной вывески, по которой известна эта сеть, здесь установили более скромный вариант, чтобы не портить внешний вид исторического здания.2. Дом со львом в селе Поповка Саратовской области. Этот дом хозяева хотели раскатать на баню. К счастью, этого не случилось, ведь две комнаты дома от пола до потолка украшены живописью начала ХХ века. В "Доме со львом" мастер изобразил не растительный орнамент, а 14 персонажей. Это редкость. Причем роспись в идеальной сохранности!Сейчас хозяева за свои деньги перебирают фундамент дома, фасад же будет приведен в порядок за счет нашего фонда. Работы продлятся вероятно до конца весны.3. Белая башня в Екатеринбурге. Она была построена в 1929-1931 годах и стала одним из символов советского конструктивизма. В 1960-х башня перестала функционировать, а в 1990-е была заброшена. В прошлом году легендарная башня серьезно пострадала от непогоды – в нее ударила молния и сожгла всю проводку. Мы сделаем громоотвод и восстановим освещение в Белой башне. Работы начнутся с наступлением тепла.4. Двери в доме Станового в Петербурге. Сентябрьский ураган помог найти оригинальные дореволюционные двери магазина, находящегося в этом же доме. Оригинальная дверь оказалась на складе у собственника магазина, ожидая реставрации. Пользуясь случаем, владелец наконец-то начал ее восстановление.Воодушевившись совместным проектом с нашим фондом, жители дома Станового решили параллельно взяться за еще одну инициативу — дополнительно восстановить две двери, выходящие во двор (двери черного хода). Сейчас здесь находятся уродливые металлические двери, поставленные в 1990-е годы. Деньги уже собраны, но работы решили перенести на теплый период, так как двери нужно будет снять и отправить в мастерскую. Исторические двери вернутся на свое законное место ориентировочно с апреля по июль.Планов на следующий год у нас уже громадьё. Представлю вам пока один из проектов — жилой дом рабочих железной дороги в поселке Кузнечное Ленинградской области. На финском языке подобные дома станционных смотрителей называются Aseman talo. Мы запускаем сбор денег на восстановление дома, в котором впоследствии разместится краеведческий музей и пространство для приема гостей.Aseman talo в Кузнечном построили в 1916 году по проекту финских архитекторов Лейдениуса и Хельстрема для обслуживания железнодорожной ветки Санкт-Петербург – Вааса (в то время Николайстад). Дом построен из дерева на гранитном фундаменте в "упрощенном швейцарском стиле".Несколько лет назад дом признали аварийным, а летом 2016 года вместо подарка на 100-летний юбилей жильцов расселили, а здание решили снести. Спасла дом краевед Мария Куск. К сожалению, оставить Aseman talo на своем месте не удалось, но вместо того, чтобы разнести вдребезги историческое строение его аккуратно разобрали и перевезли к Марии на участок.Сруб планировали собрать заново за несколько месяцев, но за зиму маркировка брёвен и значительная часть конструкций была утрачена. Теперь дом восстанавливается по аутентичным чертежам, которые были найдены в местной администрации.В 1916 году крыша дома была покрыта кровельным железом, в советское время его заменили на шифер. Сейчас возведенную на новом месте постройку временно покрыли железным профилем, но в дальнейшем его планируется заменить вновь на кровельное железо, чтобы привести дом к аутентичному виду.На новом месте Aseman talo обрел брата в виде еще одного столетнего дома. В нем семья Куск не только живет и ведет хозяйство, но и принимает туристов и рассказывает им о быте жителей Карельского перешейка конца XIX – начала XX веков. В бесплатном музее, который открыла здесь Мария Куск, уже более 700 описанных предметов и примерно такое же количество неучтённых. Коллекция состоит из предметов быта, украшений, военных экспонатов и продолжает пополняться. Музей за прошлое лето посетили более 3 тысяч человек.Всего на восстановление дома необходимо 148 600 рублей, их мы собираем здесь. На эти деньги наш фонд сделает деревянную обшивку здания в соответствии с первоначальным обликом, окна первого и второго этажа, двери и козырьки над ними. После восстановления Aseman talo туда переедет вся коллекция Марии, и дом станет полноценным краеведческим музеем.Своего часа ждут и другие исторические постройки – чудесный деревянный дом (предположительно) купца Порфирия Медведева в Бузулуке и двухэтажный жилой дом по улице Тимирязева 55А в историческом центре Иркутска. Сбор денег на эти объекты продолжается, и каждый может внести свою лепту в дело сохранения исторического наследия России.

По материалам: https://varlamov.ru/3250404.html

Смотрите также

В Екатеринбурге банк сделал новогоднюю елку из пачек евро и долларов
Как встретить Свинью: украшаем дом к Новому году
Возгорание на магистральном газопроводе в Якутии первым заметил экипаж "Аэрофлота"
"Вашингтон" победил "Баффало", Кузнецов сделал голевую передачу
Домашнюю арену ХК "Спартак" отреставрируют по проекту МГСУ